Нефтеблог Работа Компании Картинки Видео Маркет Шельф Ещё> Войти
       
 
       
Логин:
Пароль:


Новости изданий

Добыча нефти

Добыча нефти

Переработка нефти

Переработка нефти

Добыча газа

Добыча газа



Статистическая информация Минэнерго России
Главная » 2007 » Июнь » 27 » Туркменский трубопровод: временная отсрочка или фундаментальная проблема?
22:42
Туркменский трубопровод: временная отсрочка или фундаментальная проблема?






Возможны ли проблемы в энергетическом раю? Похоже, что возможны.
В мае казалось, что Россия и Туркменистан навечно стали партнерами, когда российский президент Владимир Путин достиг договоренности со своим туркменским коллегой Гурбангулы Бердымухаммедовым о модернизации и расширении Прикаспийского газопровода.

Теперь же Бердымухаммедов, похоже, решил пересмотреть свое решение в отношении этой сделки — возможно из опасения, что Ашгабат не получит причитающейся ему по нынешнему соглашению доли доходов. Главным признаком возможного пересмотра Туркменистаном своего энергетического партнерства стал отложенный визит российской делегации во главе с вице-премьером Сергеем Нарышкиным.

Нарышкин должен был принять участие в намеченном на 22 июня заседании российско-туркменской межправительственной комиссии в Ашгабате. Предполагалось, что в ходе этой встречи стороны всесторонне обговорят детали договора по Прикаспийскому трубопроводу. Достигнув в мае договоренности о сделке в принципе, Путин и Бердымухаммедов отметили, что формальный договор будет готов к подписанию в сентябре. Сейчас уже неясно, остались ли эти сроки в силе.

Буквально за несколько дней до начала визита туркменские власти отложили встречу без объяснения непосредственных причин. Как следует из сообщения, опубликованного 23 июня на полуофициальном туркменском сайте Turkmenistan.ru, визит Нарышкина перенесен на 10 июля якобы по причине невозможности министра иностранных дел Туркменистана Рашида Мередова присутствовать на встрече в связи с запланированными на эти даты другими мероприятиями.

Хотя это и невозможно установить доподлинно, но все имеющиеся данные свидетельствуют о том, что решение отложить визит принималось не по обоюдной договоренности. 19 июня, всего за три дня до запланированного заседания межправительственной комиссии ИТАР-ТАСС передал сообщение, согласно которому Путин напутствовал Нарышкина перед визитом: «Нужно сделать так, чтобы от встречи к встрече на таком высоком уровне мы фиксировали движение вперед, выявляя проблемы, которые мешают двигаться, и устраняя их». Учитывая отношение Путина к договору по Прикаспийскому трубопроводу, вполне возможно, что внезапность и необъяснимость решения Ашгабата привели Кремль в замешательство.
Точно так же вряд ли можно с точностью сказать, что подтолкнуло Бердымухаммедова к подобному шагу. Было ли это просто тактикой на переговорах, или туркменский лидер подумывает совсем отказаться от участия в договоре? Интрига состоит еще и в том, что 21 июня в Ашгабате Бердымухаммедов встретился с высокопоставленным представителем генералитета армии США, адмиралом Уильямом Фэллоном. В ходе состоявшихся переговоров туркменский руководитель выразил желание развивать сотрудничество с США в сфере экономики и безопасности. Бердымухаммедов также высказался в поддержку участия Туркменистана в строительстве транскаспийского газопровода (ТКГ), за который активно ратует Вашингтон. ТКГ считается прямой альтернативой Прикаспийскому трубопроводу и должен пройти в обход России, вследствие чего его строительство и использование Туркменистаном и Казахстаном нанесет сокрушительный удар по энергетической политике Кремля в этом регионе.
26 июня Бердымухаммедов встретился с прибывшим в Туркменистан с визитом заместителем помощника госсекретаря США Эваном Фейгенбаумом и еще раз подтвердил твердое намерение Ашгабата подготовить технико-экономическое обоснование участия Туркменистана в проекте ТКГ.

Во всяком случае Бердымухаммедов, похоже, пошел по стопам своего предшественника, Сапармурата Ниязова, который славился непостоянством решений и стремлением не ограничивать свои геополитические варианты.
Некоторые эксперты полагают, что решение отложить визит было принято с целью выразить неудовольствие Ашгабата самоуверенным подходом Кремля к прикаспийскому договору. Сообщается, что туркменские власти остались недовольны тем фактом, что для заседания российско-туркменской межправительственной комиссии не было подготовлено конкретной повестки дня. Это дало основание некоторым в Ашгабате заподозрить, что Россия, не имея на то достаточных оснований, уже определила для себя положение Туркменистана, и что Нарышкин может приехать в Ашгабат, рассчитывая диктовать дальнейшие условия предстоящего договора. Если Туркменистан действительно испытывает подобную обеспокоенность, тогда решение отложить визит призвано показать путинской администрации, что сотрудничество со стороны Туркменистана нельзя принимать как должное и Ашгабат, возможно, не намерен предоставлять России скидок, на которые, вероятно, Кремль считает себя вправе рассчитывать.

Путин все больше привыкает добиваться своего как внутри страны, так и за рубежом, и такой поворот событий, несомненно, заставил его оцепенеть. Еще сильнее эти события могут отразиться на Нарышкине, которого в числе прочих последнее время прочат в преемники Путина на посту президента. Таким образом, исход переговоров по Прикаспийскому трубопроводу может в итоге повлиять на российскую внутреннюю политику.

Ранее в этом году помощник президента Игорь Шувалов намекнул, что Нарышкин может оказаться неожиданным кандидатом, которого поддерживает действующий президент. «Говорят о двух возможных кандидатах — [первом вице-премьере Сергее Иванове и вице-премьере Дмитрии Медведеве], но президент может всех удивить, и в конце года вы можете узнать имя еще одного возможного кандидата», — отметил Шувалов. Нарышкин явно пользуется расположением Путина и в последнее время российские проправительственные СМИ уделяют ему повышенное внимание. Перед туркменским визитом он был назначен еще и спецпредставителем президента РФ по вопросам развития интеграционного сотрудничества со странами СНГ.
В таком случае, для Нарышкина вопрос о том, позволит ли ему Бердымухаммедов нанести визит в Ашгабат, означает не только и не столько экспортные энергетические поставки — что, несомненно, дает туркменскому лидеру дополнительное средство воздействия на переговорах. Об этом пишет Eurasianet.